Аргентина как первый подопытный кролик революции ГМО
Туризм - Экотуризм

аргентина как первый подопытный кролик революции гмо

Гигантский рокфеллеровский ГМО проект стартовал в избранном для этого месте ― Аргентине, где Дэвид Рокфеллер и рокфеллеровский «Чейз Манхэттен Бэнк» поддерживали тесные связи с только что избранным президентом Карлосом Менемом. Пахотные земли и население Аргентины стали первым крупным испытательным полигоном, первыми подопытными свинками, на которых испытывались зерновые культуры ГМО. <…>

За каких-то восемь лет площадь пахотных земель по всему миру, засеянная зерновыми культурами ГМО, выросла до 167 миллионов акров в 2004 году, почти в 40 раз. Это составило внушительные 25 % от всей площади пахотных земель в мире, что дает основания думать, что зерновые культуры ГМО уже встали на путь к полному доминированию в мировом производстве зерновых, по крайней мере, основных сельскохозяйственных культур.

Свыше двух третей этих площадей или 106 миллионов акров были засеяны ведущим в мире производителем ГМО ― США. Этот факт, как утверждали сторонники ГМО проекта, доказывал, что у американского правительства и у потребителей, так же как и у фермеров была высокая степень уверенности в том, что зерновые культуры ГМО имеют существенные преимущества перед обычными зерновыми культурами. Это окажется жестоким обманом.

К 2004 году Аргентина стала второй после Соединенных Штатов по размеру пахотных земель, отданных под зерновые культуры ГМО (34 миллиона акров). Среди стран с намного меньшими, но быстро расширяющимися площадями ГМО культур была Бразилия, которая в начале 2005 года аннулировала Закон, запрещавший возделывание генномодифицированных зерновых культур, аргументируя свое решение тем, что зерновые культуры ГМО уже распространились столь широко, что нет никакой возможности управлять этим распространением. Канада, Южная Африка и Китай, все они к тому времени имели значительные программы перехода на ГМО.

До начала 1980-х годов южноамериканская страна Аргентина была замечательна по стандартам уровня жизни ее населения. Сельскохозяйственная система (частично как результат эры Хуана Перона) была разнообразной, производительной и находилась в руках маленьких семейных ферм. <…> Примечательно, что правительственные субсидии фермам не существовали, а долги фермера были минимальны.

Все изменилось в 1980-х годах, когда разразился аргентинский кризис задолженности. После резкого роста международных цен на нефть в течение 1970-х основные нью-йоркские и другие международные банки во главе с семейным банком Рокфеллеров «Чейз Манхэттен» («Ситибанк», «Кемикал Бэнк», «Бэнк оф Бостон», «Барклайз» и проч.) продавали ссуды странам, подобным Аргентине, на первоначально очень привлекательных условиях. Эти ссуды брались, чтобы финансировать импорт весьма необходимой нефти, среди прочих вещей. Пока лондонские процентные ставки оставались низкими, эти кредиты могли обслуживаться из национального дохода. Таким образом, они были весьма соблазнительны, и долларовые долги резко выросли.

В октябре 1979 года… американская Федеральная Резервная Система внезапно подняла свою основную процентную ставку приблизительно на 300 процентов, оказав тем самым воздействие на международные процентные ставки, и прежде всего на плавающий процент по внешнему долгу Аргентины. К 1982 году Аргентина оказалась в долговой ловушке… (2) <…>

К середине 1990-х правительство Менема приступило к перестройке традиционного производительного сельского хозяйства Аргентины на культивирование монокультуры с прицелом на глобальный экспорт. Сценарий был снова написан в Нью-Йорке и Вашингтоне иностранными кругами, состоящими прежде всего из партнеров Дэвида Рокфеллера.

Менем утверждал, что преобразование производства пищевых продуктов в индустриальное культивирование генномодифицированной сои было необходимо для страны, чтобы обслуживать ее раздувающийся внешний долг. Это была ложь, но она содействовала преобразованию аргентинского сельского хозяйства к большому удовольствию североамериканских инвесторов, таких как Дэвид Рокфеллер, «Монсанто» и «Каргил Инк.».

Вслед за почти двумя десятилетиями экономических потрясений (растущие внешние долги, вынужденная приватизация и демонтаж национальных протекционистских барьеров) дорогостоящая аргентинская сельскохозяйственная экономика теперь стала целью самого радикального преобразования из них всех.

С 1970-х годов соя, благодаря большим компаниям агробизнеса, стала основным источником фуражных кормов во всем мире. «Монсанто» в 1996 году получила от президента Менема разрешение продавать свои семена ГМО-сои по всей Аргентине. Одновременно с этими широкомасштабными продажами тогда ультрадешевых даже в долларах ГМО семян сои «Монсанто» и (обязательно!) необходимого гербицида «Раундап» от той же «Монсанто» всему аргентинскому сельскому хозяйству, аргентинские сельскохозяйственные угодья скупались крупными иностранными компаниями, такими как «Каргил» (крупнейшая в мире зерновая торговая компания), международными инвестиционными фондами, такие как «Квантум Фонд» Джорджа Сороса, иностранными страховыми компаниями и корпоративными кругами, такими как «Сиборд Корпорэйшн». Это была чрезвычайно выгодная операция для зарубежных инвесторов, для которых ГМО семена «Монсанто», в конечном счете, легли в основу новой гигантской соевой индустрии агробизнеса. Земли Аргентины были обречены на превращение в обширное индустриальное подразделение для производства семян. Для зарубежных инвесторов прелесть схемы состояла в том, что по сравнению с традиционным сельским хозяйством производство ГМО сои не нуждалось в большом количестве работников.

В реальности, вследствие экономического кризиса миллионы акров основных сельскохозяйственных угодий были куплены банками с молотка. Как правило, единственными покупателями с долларами, готовыми вкладывать капитал, были иностранные корпорации или частные инвесторы. Маленьким крестьянским фермам предлагали копейки за их землю. Иногда, если они не желали продавать землю, их вынуждали отказываться от своих прав собственности, натравливая на них местные банды или государственную полицию. Десятки тысяч фермеров были вынуждены бросить свои земли, потому что наводнение рынка дешевым импортом пищи, согласно реформам свободного рынка по правилам МВФ, приводило их к банкротству.

К тому же поля, засеянные генномодифицированными устойчивыми к гербициду «Раундап» сои и обрабатываемые специальным гербицидом «Раундап», не требовали обычного вспахивания. Чтобы добиться максимальной рентабельности, спонсоры соевой ГМО революции создали огромные пространства земель в канзасском стиле, где крупное механизированное оборудование могло работать круглосуточно, часто с дистанционным управлением при помощи спутниковой навигации, без единого фермера хотя бы для для того, чтобы вести трактор. ГМО соя от «Монсанто» продавалась аргентинским фермерам как сверхэкологическая из-за использования технологии «нулевой обработки почвы». В действительности все это было совсем не безвредно для окружающей среды.

ГМО соя и гербицид «Роундап» засеивались и распылялись способом, названным “стерневой посев”, впервые примененным в США с целью экономить время и деньги. (12) Доступный только большим богатым фермерам “стерневой посев” требовал чудовищных специальных машин, которые автоматически вставляли семена генномодифицированной сои в высверленную в несколько сантиметров глубиной лунку и затем придавливали ее сверху землей. С этой машиной «стерневого посева» человек в одиночку мог засеивать тысячи акров. Остатки предыдущего урожая просто оставляли гнить в поле, что приводило к большому разнообразию вредителей и сорняков рядом с ростками ГМО сои. Это в свою очередь открывало «Монсанто» широкий рынок для продажи своего запатентованного глифосата или гербицида «Раундап» наряду с необходимыми при этом устойчивыми к гербициду «Раундап» запатентованными семенами сои. После нескольких лет таких посевов сорняки начали демонстрировать специальную устойчивость к глифосату, требуя все более сильных доз этого или других гербицидов. (13)

В отличие от такой практики, традиционные трехгектарные персиковые или лимонные рощи требовали для обработки 70 – 80 сельскохозяйственных рабочих. В 1996 году, после решения «Монсанто» лицензировать генетически сконструированные РР соевые бобы Аргентина прошла через революцию, которую ее сторонники приветствовали как “вторую Зеленую революцию”. В действительности, это была трансформация некогда производительной национальной и основанной на семейном фермерстве системы сельского хозяйства в неофеодальное государство под властью горстки богатых землевладельцев-латифундистов.

Правительство Менема гарантировало широкое распространение семян ГМО сои.

Аргентинские фермеры имели страшные экономические проблемы после многолетней гиперинфляции. «Монсанто» не растерялась и расширила на нуждающихся в ссудах фермеров «кредит» для покупки у «Монсанто» ГМО семян и гербицида «Раундап», единственного гербицида, эффективного для РР сои. «Монсанто» также сделала для фермеров начальный переход к ГМО сое более заманчивым, предлагая предоставлять им необходимые машины для “стерневого посева” и обучение. Результаты соевой ГМО революции в Аргентине были внушительны в единственном отношении. Менее чем за одно десятилетие была полностью преобразована национальная экономика сельского хозяйства.

В 1970-х годах, перед кризисом задолженности, соя не играла большой роли, в национальной экономике сельского хозяйства насчитывалось только 9 500 гектаров плантаций сои… К 2000 году после четырех лет внедрения сои от «Монсанто» и методов массового производства более чем 10 миллионов гектаров было засеяно ГМО соей. К 2004 году посевы расширилась до более чем 14 миллионов гектаров. Большие объединения агробизнеса, чтобы создать больше земли для культивирования сои, обходились с вырубкой лесов так же, как с традиционными землями, занятыми коренным населением.

Аргентинское сельскохозяйственное разнообразие с ее полями зерновых и ее обширными пастбищами для рогатого скота быстро превращалось в монокультуру… <…> С введением монокультуры сои, почвы, лишенные своих жизненно важных питательных веществ, потребовали больше, чем когда-либо, химических удобрений, а не меньше, как обещала «Монсанто». Большие мясные и молочные стада, которые в течение многих десятилетий свободно паслись по полям Аргентины, теперь были втиснуты в многочисленные тесные откормочные загоны американского стиля, чтобы уступить место для более прибыльной сои. Посевные поля традиционных хлебных злаков, чечевицы, гороха и зеленых бобов уже почти исчезли. Ведущий аргентинский агроэколог и специалист по вопросу о воздействии ГМО сои Уолтер Пенге предсказал: «Если мы останемся на этом пути еще хотя бы 50 лет, земля вообще ничего не будет производить». (14)

К 2004 году 48 процентов всей пахотной земли в стране были отведены под соевые бобы, и 90 – 97 процентов из них были засеяны устойчивой к гербициду «Раундап» ГМО соей (РР). Аргентина стала самой большой в мире неподконтрольной экспериментальной лабораторией для ГМО. (15)

Между 1988 и 2003 годами количество аргентинских молочных ферм уменьшилось вполовину. Впервые молоко пришлось импортировать из Уругвая по ценам, намного выше, чем внутренние. Поскольку механизированная монокультура сои вынудила сотни тысяч рабочих рук покинуть землю, бедность и недоедание стремительно росли.

При поддержке зарубежных инвесторов и гигантов агробизнеса, подобных «Монсанто» и «Каргил», крупные аргентинские землевладельцы систематически захватывали землю у беспомощных крестьян, чаще всего с помощью государства. По закону, крестьяне имели право на те земли, которые они неоспоримо обрабатывали в течение 20 лет или больше. Это традиционное право было растоптано в угоду интересам агробизнеса. В обширной области Сантьяго-дель-Эстеро на севере крупные феодальные землевладельцы начали операцию массовой вырубки лесов, чтобы освободить место для ГМО сои.

Крестьянским коммунам внезапно сказали, что их земля им уже не принадлежит. Как правило, если они отказывались уехать добровольно, то вооруженные группы угоняли их скот, сжигали их засеянные поля и угрожали им еще большим насилием. Соблазн огромных прибылей от экспорта ГМО сои был движущей силой жесткого переворота в окружающем традиционном сельском хозяйстве по всей стране.

Поскольку фермерские семьи лишались прав и сгонялись со своих земель, они переселялись в новые трущобы на окраинах больших городов, склоняясь к социальным беспорядкам, преступлениям и самоубийствам, в то время как среди этой невозможной скученности распространялись эпидемии. За несколько лет подобным образом более чем 200 тысяч крестьян и мелких фермеров потеряли свои земли и уступили дорогу крупным плантаторам агробизнеса. (17)

В начале 2004 года компания увеличила свое давление на аргентинское правительство. «Монсанто» объявила что, если Аргентина откажется признать “технологический лицензионный сбор”, это приведет к пошлинам по некоторым позициям импорта из США или ЕС, где патенты «Монсанто» были признаны, мера, которая нанесет сокрушительный удар по аргентинскому сельскохозяйственному экспорту. Кроме того, после хорошо освещенной в СМИ угрозы «Монсанто» совсем прекратить продавать ГМО сою в Аргентине, и объявления, что более чем 85 % семян были незаконно повторно высеяны фермерами, что было заклеймено как “черный рынок”, министр сельского хозяйства Мигель Кампос объявил, что правительство и «Монсанто» пришли к соглашению.

Должен был быть создан и управляться министерством сельского хозяйства Технологический компенсационный фонд. Фермеры были обязаны вносить лицензионный сбор или налог почти до одного процента от продаж ГМО сои на зерновые элеваторы или экспортерам, таким как «Каргил». Налог должен был взиматься на участке обработки, не оставляя фермерам другого выбора, кроме как заплатить, если они хотят обработать свой урожай. Затем этот налог выплачивался «Монсанто» и другим поставщикам ГМО семян самим правительством. (19) Несмотря на яростные протесты фермеров, Технологический компенсационный фонд начал функционировать в конце 2004 года.

К началу 2005 года бразильское правительство президента Луиса Игнасио Лула да Сильва добавило свои пять копеек, и провело закон, впервые сделав высаживание ГМО семян в Бразилии законным, утверждая, что использование этих семян распространилось столь широко, что уже не поддается никакому контролю. Барьеры быстрому распространению ГМО в Латинской Америке пали. К 2006 году вместе с Соединенными Штатами, где ГМО соя от «Монсанто» доминировала, Аргентина и Бразилия обеспечивали более чем 81 % мирового производства сои, таким образом гарантируя, что фактически каждое животное в мире питалось кормовой соевой мукой из генетически спроектированной сои. Это также подразумевает, что каждый гамбургер в «МакДональдсе», смешанный с соевой мукой, будет генетически спроектирован, как и большинство полуфабрикатов, осознает это потребитель или нет. (20)

Поскольку соевая ГМО революция разрушила традиционное сельскохозяйственное производство, обычные аргентинцы оказались перед разительными переменами в своей повседневной пище…

В результате голод распространился по всей стране, поскольку экономический кризис [2002 года] углублялся. Боясь продовольственных бунтов, национальное правительство с помощью «Монсанто» и гигантских транснациональных закупщиков сои, таких как «Каргил», «Нестле» и «Крафт Фудс», ответило распределением бесплатной еды голодающим. Они распределяли блюда, приготовленные из сои, создавая вторичный повод для более широкого внутреннего потребления урожая.

В сельской местности воздействие массовой монокультуры сои было ужасающим. Традиционные сельские коммуны неподалеку от огромных плантаций сои были серьезно повреждены воздушным распылением гербицидов «Раундап» «Монсанто». В Лома Сенес крестьяне, выращивающие смешанные овощи для своего собственного потребления, обнаружили, что распыление уничтожило все их посадки, поскольку «Раундап» убивает все растения кроме специально генномодифицированных «устойчивых к гербициду» бобов «Монсанто».

Дополнительный урон был нанесен ценным лесным угодьям, которые вырубались крупными кусками, чтобы освободить место для массового культивирования сои, особенно в области Чако около Парагвая и области Юнгас. Потеря лесов вызвала к жизни взрыв случаев проблем со здоровьем среди местных жителей, включая лейшманиоз, вызываемый паразитом, переносимым москитами, лечение которого очень дорогостоящее и оставляет серьезные шрамы и другие уродства. В Энтре Риос к 2003 году было вырублено более чем 1.2 миллиона акров леса, и только тогда правительство наконец выпустило указ, запрещающий дальнейшую вырубку.

Чтобы убедить осторожных аргентинских фермеров использовать генномодифицированные семена сои, в 1996 году компания широко разрекламировала чудо-урожаи, утверждая, что ее ГМО соя была генетически модифицирована, чтобы быть устойчивой к гербициду «Раундап». Компания уверяла фермеров, что по этой причине для ГМО сои им понадобится гораздо меньшее количество гербицидов и химических удобрений в сравнении с выращиванием традиционной. Поскольку «Раундап» убивает фактически все, что растет, кроме сои «Монсанто», нет необходимости в других гербицидах ― утверждала пиар-кампания «Монсанто». Громко разрекламированы были ожидаемые более высокие урожаи и более низкие издержки, заманивая отчаявшихся фермеров мечтами о лучшей экономической ситуации. Не удивительно, что отклик был чрезвычайно положителен.

Обещания оказались полностью ложными. В среднем, зерновые культуры устойчивой к гербициду «Раундап» сои дали на 5 – 15 % более низкие урожаи, чем традиционная соя. Также фермеры обнаружили новые вредные сорняки, которые нуждались в распылении, в три раза большем, чем прежде, что тоже было далеко от обещаний снижения количества гербицидов. Статистика министерства сельского хозяйства Соединенных Штатов с 1997 года показала, что расширенные посадки устойчивой к гербициду «Раундап» ГМО сои привели к 72-х % увеличению использования глифосата. (23)

Согласно сообщению организации «Сеть действий против пестицидов», ученые оценили, что генетически спроектированные растения, устойчивые к гербицидам, фактически утраивают использование агрохимикатов. Фермеры, зная, что их урожай может перетерпеть или сопротивляться гербицидам, будут использовать гербициды более свободно. И «Монсанто» не сделала строгих независимых исследований, подтверждающих отрицательные эффекты на здоровье рогатого скота (уж не говоря о людях) питающегося сырой соей «Монсанто», насыщенной гербицидами «Раундап». Возросшее использование химикатов привело к затратам большим, чем в случае с обычными семенами. (24)

Но к тому времени, когда фермеры это поняли, было слишком поздно. К 2004 году ГМО соя распространилась по всей стране, и все семена зависели от «Раундап». Более изящной схемы порабощения человека было трудно себе вообразить.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Интересно про праздники Аргентины:

РОЖДЕСТВО В АРГЕНТИНЕ

News image

Рождество в Аргентине, согласно католического календаря, празднуют 25 декабря. Это семейный праздник и хотя он мало чем отличается от Нового года, в...

Международный день танго

News image

11 декабря, в день рождения аргентинского певца и киноактера, знаменитого «Короля танго» Карлоса Гарделя (Carlos Gardel, 11 декабря 1887 (или 1890) ...

Новости Аргентины:

Санта-Клаусы следят за безопасностью

News image

В Аргентине Санта-Клаусы, помимо раздачи новогодних подарков, выполняют еще одну общественно значимую функцию – следят за безопасностью населения. В...

Аргентина будет усиленно развивать медицинский туризм

News image

Медицинский туризм становится заметным направлением в числе предложений Аргентины. Низкие цены на медицинские услуги высочайшего уровня привлекают с...

Президент Фернандес завела страницу на Твиттере

News image

Президент Аргентины Кристина Фернандес де Киршнер присоединилась к «клубу» глав государств Латинской Америки, у которых есть страницы на сервисе мик...

Аргентина. Экотуризм:

За сто лет в Аргентине уничтожено 70% лесов

News image

Леса, которые в 1900 году росли на территории 100 млн га, сократились до площади 33,19 млн га, сообщает Сельскохозяйственный колледж при Университет...

Влажные тропические леса

News image

Наибольшим своеобразием и богатством характеризуются влажные тропические леса, животные там скрываются в густых зарослях или проводят большую часть ...

Рассказы туристов:

Люди на улицах

News image

Бомжи. Трудно себе представить бомжовый караван-сарай где-нибудь на Красной площади, или в центре Питера, или Киева. Но только не в Байресе, там они...

San Telmo

News image

Между Бокой и центром располагается район San Telmo. Ещё одна визитная карточка Байреса. Сохраняется внешний вид и архитектура ХIХ-ХХ веков, никаких...

Районы в Буэнос Айресе

News image

Похожего я не видела в России, где люди живут смешанно из-за того, что всем давали бесплатно квартиры. Там богатые живут в одном районе, бедные в др...

Известные аргентинцы

Бой в Алегриа-де-Пио

News image

ЧЕ: Прислонившись к стволу дерева, мы с товарищем Монтане говорили о наших детях и поглощали свой скудный рацион — кусочек колбасы с двумя галетами,...

Рука Божья

News image

САМ Марадона считает своим важнейшим дебютом в большом футболе первый матч за профессиональный клуб «Архентинос Хуниорс». Случилось это в октябре 19...

Учеба в колледже

News image

Будущий Че поступает в национальный колледж Дин Фьюнс города Кордова и ездит туда каждый день из Альта-Грасии. Это также государственное, светское...

Достопримечательности Аргентины

Сальта

News image

САЛЬТА, город известный под названием Сальта ла линда (красивый город Сальта), выставляет напоказ великолепные природные ландшафты, украшенные раз...

Обычаи и традиции аргентины

News image

Книги про Индию, Африку, Аргентину, Перу, книги про Непала, Тибета ... АРГЕНТИНА

Крупнейшие международ­ные состязания

News image

Рассказ об аргентинском спорте будет не полным, если не упо­мянуть имена сильнейших шахматистов страны, в разные годы ус­пешно защищавших честь Арге...